Новогодний выпуск

Эта статья опубликована в «Артеке» №49, декабрь 2014

Подробнее о номере
Интересные статьи
Прикосновение

Захар Прилепин в Праге

Новость

Новости

Актуально

Новогодние ёлки!

Чехия/Внутри

Родом из детства

Туризм по Чехии

Городские легенды

жизнь|ИСТОРИЯ ИЗ ЖИЗНИ

Уроки пани Фиаловой

От редакции

Угадайте метро

Чехия/Отдыхаем

С лёгким паром!

Золотые страницы

Юбилейный справочник

Интересно

Шелковые шедевры

Генерал Шандор Андор

Радмила Земанова-Копецкая 36 0

«Нет дружественных спецслужб, есть только спецслужбы дружественных стран»

Генерал в отставке Андор Шандор, в прошлом руководивший военными спецслужбами, сегодня работает консультантом в сфере безопасности и нередко выступает в ведущих СМИ, особенно когда атмосфера в мире накаляется. В 1986 году он стал членом Высшего командования Чехословацкой армии, а в 2001 году возглавил чешскую контрразведку. В 2003 году он ушёл в запас.

Фото: Борис Когут


 

— Вы служили в высших военных структурах до и после смены режима. Скажите, чем отличалась работа секретных служб этих двух периодов?
— Чтобы понять, давайте сначала разберёмся в самой структуре служб. При бывшем режиме существовала служба Госбезопасности (Státní bezpečnost). В неё входило 1-е Управление — внешняя разведка, и несколько управлений контрразведки, включая военную. Их целью было укреплять и охранять систему коммунистической Чехословакии. Это была их основная задача, как и борьба с «внутренним врагом» с целью элиминировать разные оппозиционные группы внутри страны, которые могли бы поставить под угрозу привилегированное положение коммунистической партии. Первое управление, то есть внешняя разведка, следило, помимо прочего, и за чешскими эмигрантами за рубежом.
Кроме Госбезопасности существовала и Военная разведка Генерального штаба, которая не подчинялась Госбезопасности. Была она под определённым контролем военных структур СССР, но такие вещи, как слежка за эмигрантами, в её компетенцию никоим образом не входили.
Другое дело — военная контрразведка, входящая в структуры Госбезопасности. Она определённое время подчинялась и военным службам, и Госбезопасности, принимая участие в укреплении власти Компартии Чехословакии, в деле обороны ЧССР.
— Чем же занимаются секретные службы в наше время?
— Сегодня спецслужбы работают в принципиально обратном направлении. Роль секретных служб исходит из основополагающего принципа: гражданам демократической страны разрешено всё, что не запрещено законом. Законом обязаны руководствоваться и секретные службы, что и является принципиальным отличием от служб прошлого режима. Они тоже, естественно, следят за гражданами, деятельность которых несовместима с принципами Чешской Республики, но это всё происходит на базе законом данных возможностей. В качестве примера можно привести использование оперативной техники, что строго ограничено законом, предписывающим когда, при каких условиях и кто имеет право дать на это согласие.
— Чем конкретно отличаются военные спецслужбы прошлого времени и сегодняшние?
— При прошлом режиме военные спецслужбы действовали в интересах безопасности страны, естественно, на основе господствующей тогда идеологии и геополитического разделения мира. То есть действие было направлено против тогдашнего врага: это Североатлантический альянс — НАТО, и (в первую очередь) США. Сегодня же военные секретные службы являются составляющей НАТО, и, кроме следования национальным интересам суверенной Чехии, они действуют и против угроз, направленных против Альянса. И всё это тоже подчинено закону. Естественно, что в случае разведки за рубежом дело обстоит иначе — чешские законы не влияют на юрисдикцию других стран.
— Служба безопасности Чехии (BIS), то есть служба внутренней разведки, недавно представила открытую часть годового отчёта за 2013 год, который вызвал противоречивую реакцию, в нём говорилось о русских и китайских агентах, действующих на территории Чехии.
— Да само опубликование отчёта спецслужб я считаю противоречивым. Закон к такому не обязывает, так что спецслужбы обязаны представить засекреченный отчёт правительству. Но обе спецслужбы: и военная, и гражданская, предоставляют общественности открытую часть отчёта в порядке информации. Потому иногда появляется конкретная информация, но без доказательств (так как доказательства могут быть засекречены), что и вызывает лишнюю критику. Я отдал бы предпочтение закрытому отчёту, представленному правительству, которое, в свою очередь, проинформировало бы общественность о таких факторах, как, например, повышенная активность российских или китайских спецслужб на нашей территории, о коррупции в разных сферах и о прочих проблемах.
— Прочитав этот отчёт, можно подумать, что любой российский турист, обратившийся к чеху, потенциальный шпион. Вам не кажется, что отчёт действует скорее запугивающим образом, чем информационным?
— Не думаю. Знаете, российские спецслужбы действуют на нашей территории постоянно, как и многие другие. У них сейчас ограниченные возможности, но, естественно, все они интересуются людьми, у которых, например, есть доступ к засекреченной информации, чем рядовой гражданин не располагает, так что может быть спокоен. Повышенная активность российских спецслужб принципиально негативна тем, что некоторыми действиями они стремятся оказывать влияние на общественность с целью влиять на политические государственные решения, что, естественно, очень вредно. Но хочу повторить, что не только российские службы здесь оперируют, хотя остальные занимаются в основном мониторингом.
— Это относится и к экономической разведке других стран?
— Ну нет, в случае экономического шпионажа дело обстоит совсем иначе. Это очень серьёзная проблема и касается многих спецслужб. Кража ноу-хау, каких-то технологий наносит серьёзный вред чешским фирмам. А похитители действуют по принципу: зачем нам разрабатывать что-то сложное, если можно просто украсть.
— Значит, экономический шпионаж ведут не только Россия и Китай?
— Что вы... Не так давно, например, в бизнес-классе самолётов Air France, на рейсах в США, обнаружено встроенное прослушивание во всех сиденьях. И объектом прослушивания были американские учёные. Запомните важное правило: нет дружественных спецслужб, а есть только спецслужбы дружественных стран.
— Сегодня участились военные угрозы в адрес России. Дескать, Россия готовится на кого-то напасть, надо остановить агрессивное поведение России военным путём и т. д. Это серьёзно?
— Для начала позвольте расставить точки над i в отношении Крыма. Да, это было нарушение международного права со стороны России. Это факт. Но, с другой стороны, я уверен, что Россия не собирается разворачивать военных действий. Не в интересах России действовать военным образом ни на Украине, ни в Прибалтике. И уж совсем безответственны высказывания, например, бывшего польского министра Сикорского, которому Путин будто бы сказал, что если он решит, то в течение семи дней будет в Варшаве. Это я считаю абсолютно безответственной и опасной манипуляцией общественным мнением. Россию постоянно обвиняют в агрессивной политике, как СССР, и подобные утверждения, не содержащие ни доли истины, обстановку только ухудшают.
Россия, по моему мнению, не заинтересована вести какие-либо военные наступательные операции против Запада. Я в такие её планы не верю, и считаю безответственным накалять обстановку, подводящую к грани военного конфликта. И если нет уверенности в том, что война в Европе не может снова разгореться, я считаю, что накалять обстановку высказываниями, что, дескать, Россию следует остановить военной силой, тоже безответственно. Во-первых, я даже не могу себе представить, кто бы на это пошёл, и на основании чего вообще. И, честно говоря, я не верю, что кто-либо пойдёт на открытый военный конфликт. А Россия в нём не заинтересована.
 

36
Нравится
Не нравится
Комментарии к статье (0)