Семейный бизнес

Эта статья опубликована в «Артеке» №48, ноябрь 2014

Подробнее о номере
Интересные статьи
artek-guide|ЧЕМОДАННОЕ НАСТРОЕНИЕ

Зимние замки

Европейское образование

Чехия студентам рада

культура|ИСКУССТВО

Кукольный нуар

На правах рекламы

Говорить на мамином языке

Вехи событий

Вехи событий

Почему Томио Окамуру записали в путинцы

Радмила Земанова-Копецкая 22 0

Текст: Радмила Земанова-Копецкая
Фото: www.tomio.cz

Томио Окамура — противоречивый политик. Своими выступлениями он нередко приводит в недоумение других политиков, привыкших передвигаться хожеными тропами и, как правило, следующих интересам и установкам своих партий. Томио — японец по отцу, чех — по матери, и темперамента ему не занимать. Когда разгорелся украинский Майдан и начались санкции против России, обвиняемой в разжигании конфликта, Окамура резко выступил в парламенте против санкций, вызвав у части парламентского спектра даже негодование.
Томио Окамура любезно согласился дать интервью нашему изданию.
 

— Ваше выступление было неожиданным не только для многих депутатов, но и для русского нацменьшинства. Почему вы выступили против санкций?
— В первую очередь нам, Чешской Республике, следует понять, кто является нашим глобальным врагом. Мне сдаётся, что в данном случае это ни в коей мере не Россия. Наоборот, Россию нам не следует считать нашим врагом. Ведь мы с ней связаны нефтью, газом, ядерным топливом. Иными словами, Россию мы уже только с политэкономической точки зрения не можем считать нашим противником. Более того (я говорил об этом уже месяца два назад, и очень рад, что президент Земан подтвердил мои слова), не России нам следует опасаться, а экспансии радикального ислама. К счастью, уже и остальные политики начинают просыпаться. Так что если меня ещё весной многие политики и СМИ обзывали ксенофобом и расистом, то в последнее время к нам уже начинают присоединяться и другие партии. То же самое было и с санкциями. Для наших СМИ типично, что того, кто раскроет острую проблему, обзывают по-всякому, как было и в случае с санкциями, чтобы потом прославлять тех, кто опомнится в последнюю минуту, но зато стоит у власти.
— Вы уже весной критиковали правительство и за однобокое видение проблемы Украины, и из-за санкций, а вас упрекали, что вы всегда высказываете какие-то популистские, из ряда вон выходящие мысли. Что тогда было истинной причиной вашей реакции?
— Дело в том, что мы (партия «Рассвет») никогда не подстраиваемся под большинство или популистские решения, а стараемся видеть ситуацию в более широком контексте. Так было и в данном случае, когда мы, единственные в парламенте, старались убедить коллег, что у украинского кризиса нет силового решения.
Россию победить невозможно, по многим причинам. Так что единственным путём могут быть пускай сложные, но переговоры. Спустя полгода мы видим, что постепенно политики приходят к тому же заключению, но за это время погибли тысячи невинных людей, что ужасно.
Мы уже тогда говорили, что бессмысленно выставлять Россию нашим врагом, и повторюсь, победить её всё равно никто не сможет. Наоборот, для нас гораздо лучше иметь надёжного, сильного союзника в борьбе с надвигающимся исламизмом. Он ведь уже подошёл к границам Европы и к границам НАТО, а если я правильно понимаю, то и россиянам радикальный ислам не по душе. Тут, я думаю, мы находимся в полном согласии, и мы могли бы с пользой для всех объединить силы.
— Вы не только политик, но и предприниматель, так что санкции вам, вероятно, тоже не в помощь.
— А кому они могут идти на пользу? Чехия и в машиностроении, и в туризме во многом зависима от российских клиентов. Дело не только в деньгах, как казалось бы. Мы же можем лишиться огромного количества рабочих мест. Ведь машиностроительные комплексы, которые мы поставляем в Россию, не заменить с часу на час другим заказом. Это годы планирования, подготовительных работ, сколько людей над этим работает... Да и ни к чему всё это. И без того чешское государство в долгах как в шелках из-за действий предыдущих правительств, так что давайте будем честны: нам не под силу каким-то образом такие потери компенсировать.
Я прекрасно это знаю по сфере моего предпринимательства — туризму. Три четверти миллиона российских туристов тоже государство не в силах компенсировать. А это я говорю без учета 8 % безработицы в стране. Это и без всяких санкций исторически самое высокое количество людей без работы.
Нынешнее правительство уже год у власти, мы слышим уйму красивых лозунгов, обещаний, но, как говорится, много слов — а дело убежало. Даже стратегию в поддержку создания рабочих мест оно не представило. Вот потому я и высказался — совершенно конкретно и по делу.
— Вспоминается, что вас чешские СМИ записали в путинцы…
— Меня и русофилом, и путинцем — кем только не называли, хотя я сам не могу себя считать русофилом, тем более путинцем. Моей семье после 1968 года сильно досталось... Мы в «Рассвете» просто старались видеть объективно и события на Майдане, и сам конфликт. Да, мы и тогда были в парламенте в одиночестве. И только в последнее время начинают присоединяться другие, видя, что там происходит. Фашистская символика, стрельба, да ведь достаточно спросить волынских чехов! У них почти в каждой семье кто-то от рук бандеровцев погиб. А сегодня мы видим на Украине «Правый сектор», который вовсю и открыто выдвигает те же лозунги, что у бандеровцев во время войны.
— Давайте вернёмся в Чехию. Мы лишились за последние 20 лет чешского национального производства, оборонной промышленности, сельского хозяйства... Как всё это восстанавливать?
— Да, это грустная статья нашей истории. Всё было (абсолютно хаотично с нашей стороны) распродано зарубежному капиталу. Нам не хватает национального интереса, национальной гордости. И это особенно сказывается на протяжении последних 25 лет, к сожалению, с 1989 года. Нам безразлично, кто нас представляет, есть у него в жилах чешская кровь или нет. Когда надо чего-то добиться для Чешской Республики, то у нас все спорят. В отличие от нас, когда речь заходит о национальных интересах в России, они перестают спорить и объединяются. Такое мне знакомо и по Японии, и по Соединенным Штатам, но не у нас.
Знаете, я ни в коем случае не любитель прежнего режима, но всё-таки тогда министрами редко становились люди без опыта работы в подконтрольной им сфере. Как правило, они были директорами больших предприятий, а сегодня министром может стать человек, не имеющий понятия о том ведомстве, которым он будет руководить. Зачастую они вообще кроме политических структур нигде не работали. Вот потому всё так и получается.
— Чехия экспортная страна и всегда таковой была. Но сейчас оказалось, что даже у имеющихся у нас товаров понизился сбыт. Может, пришло время искать и другие рынки?
— Так об этом я уже не говорю, а кричу последние четыре года. В 90-е годы мы «во имя демократии» ушли с российского рынка, чтобы буквально вслед нашему уходу туда «запрыгнули» западные компании тех стран, которые нас убеждали, что, уходя из России, мы приближаемся к Европе, к Западу. Они же нам тогда это советовали, а мы верили.
Прошло время, и мы с потугами, но хоть отчасти вернули свои позиции на рынке России. А теперь от нас требуют, уже в рамках санкций, чтобы мы с рынков ушли. Это просто сумасбродство.
— Что же вы предлагаете, по большому счёту?
— Пора начать думать о своей стране и своём народе, не искать врагов, где их нет, и не верить на слово первому встречному.
 

22
Нравится
Не нравится
Комментарии к статье (0)