Журнал, который вы пишeте сами

Эта статья опубликована в «Артеке» №45, июль 2014

Подробнее о номере

Нихао, Шанхай!

Анна Туманова 65 0

Фото: Миша Лю Пэн Тао

Журналистка из Италии делится своими впечатлениями о неофициальной части XVI Всемирного конгресса русской прессы, который в мае прошёл в Шанхае.

С 19 по 22 мая в Китайской Народной Республике, в Шанхае, прошёл XVI Всемирный конгресс русской прессы. Ежегодно представители русскоязычных СМИ за рубежом, члены Всемирной ассоциации русской прессы (журнал «Артек» является членом ВАРП), при поддержке информагентства ИТАР-ТАСС собираются в разных странах мира, чтобы обсудить проблемы развития русскоязычного пространства, обменяться опытом. Не стал исключением и XVI Конгресс. С китайской стороны организатором выступило Международное радио Китая (МРК), отмечающее в 2014 году 60-летие службы вещания на русском языке.

Начало
Торжественное открытие конгресса, подписание меморандума о сотрудничестве между ИТАР-ТАСС, ВАРП и МРК, приватные беседы журналистов в коридорах на фоне выставки, посвящённой истории развития отношений России и Китая — всё это показали в своих репортажах российские телеканалы. Но у каждого официального мероприятия есть и неофициальная сторона. А уж когда вместе собираются такие творческие натуры, как журналисты и главреды, то просто похлопыванием по спине и дежурным «как дела» дело не ограничивается.
На китайскую землю наш «десант» высадился 18 мая. Было пасмурное утро, серое низкое небо, но радостные лица китайских товарищей с табличками ВАРП вдохновляли. Сопровождающая Зоя (именно такое русское имя выбрала себе «наша китаянка» из МРК) приветствовала нас на прекрасном русском языке, говорила она с таким выражением, каким только дети читают стихи на табуретке за конфету: «Дорогие друзья! Мы очень рады видеть вас в Китае, надеюсь, вам понравится ваше пребывание в Шанхае».
Первое знакомство
За окном мелькали серые высотки (иногда казалось, что мы едем по московской окраине), высоченные эстакады и многочисленные клубки дорожных развязок, которые восхищали наших мужчин-водителей. Отель был в центре. За обедом единогласно было решено не спать, наша компания путём нехитрых вычислений определила, что одного часа на то, чтобы прийти в себя после 10-часового перелёта, вполне достаточно. Ибо нечего время терять, когда ждёт Шанхай!
Выходим из отеля. Ищем знаменитую Нанкинскую улицу, ведь именно она выводит на набережную Бунд, которую изображают во всех путеводителях по Шанхаю. Через 10 минут понимаем, что идём не в том направлении, но не отчаиваемся. После первого перекрёстка поняли, что на зелёный свет нас могут так же легко задавить, как в Неаполе или Мумбае. Заходим во все подряд магазины и глазеем на местные деликатесы: куриные лапки в вакуумной упаковке, какие-то жучки, высушенные курицы с выпученными глазами... И никто, никто не говорит по-английски! На набережную всё-таки попадаем. Открывается потрясающий вид на «шанхайский Манхэттен» — Пудун, расположенный напротив. Этот район стал своеобразным символом Шанхая, эдакое материальное воплощение молодого и современного характера мегаполиса. За время прогулки по местному «Арбату» — Нанкинской улице — мы поняли, что у нас слишком мало денег, чтобы покупать китайские брендовые вещи.
Открытие, Петя и Сад Радости
На следующий день было открытие конгресса. Координаторы нам говорили: «Проходите на четвёртый этаж и заходите в яйцо». Действительно, зал был в виде огромного белого сверкающего яйца, как бы висящего в воздухе над холлом отеля. Как обычно бывает на всех конгрессах, силами ИТАР-ТАСС и ВАРП, открытие прошло торжественно и красочно. Зачитали телеграммы В. Путина, И. Боковой (генерального директора ЮНЕСКО), К. Косачёва (руководителя «Россотрудничества»). Выслушали выступления китайских коллег, отметили про себя ещё раз их прекрасное владение русским языком. «Нам так китайский не выучить», — вздыхали в зале. Представители МРК рассказали об истории создания русской редакции, коллеги поделились опытом работы и секретами по привлечению новых читателей и увеличению тиража.
За обедом коллеги из Финляндии объявили: «Сегодня пойдём гулять с Петей, он здесь живёт, всё знает». Петя оказался очень умным и интеллигентным русским юношей, смахивающим, скорее, на англичанина. На улице шёл дождь, но нас это не остановило: мы все получили огромные зонты у портье, построились парами, как в детсаду, и отправились гуськом за Петей. Пётр стойко выдержал шквал наших вопросов: «А где покупать чай? А сувениры? А почему ты приехал в Шанхай? Долго учил китайский? Не надоела китайская еда? А что советуешь посмотреть? А где купить красивые открытки? А модели метро?». Петя нас не подвёл, ответил на все вопросы, даже личного характера, и привёл нас в старый город близ Сада Радости — Юйюань. И вот тут у всех вырвалось: «Ах!» Под проливным дождём узкие улицы старого города, обрамлённые деревянными домиками с характерными изогнутыми вверх крышами — пагодами, казались ещё прекраснее и сказочнее. Мы были единственными, кто гулял по этому кварталу. Всё было закрыто. Волшебным фоном был шум дождевых капель, падающих в озеро с золотыми рыбами. Посреди озера стоял деревянный чайный домик, которому 500 лет, а путь к нему лежал по каменному мосту с девятью поворотами под прямым углом. Как нам рассказал Пётр, повороты на мосту созданы здесь для того, что бы в домик не смогли попасть злые духи, умеющие передвигаться, согласно китайским поверьям, лишь по прямой. Мы стояли очарованные и даже не фотографировали, боясь нарушить такую идиллию. На землю с китайских небес нас спустил Петя, поторопив, так как ворота квартала могли закрыть и, по его словам, охранники могли даже не проверить, остался ли кто-то внутри.
Днём квартал уже не был таким тихим. Огромное количество народа, все что-то покупали, благо товаров тут — на любой вкус. Но даже в самом туристическом из всех туристических мест европейцев было очень мало. В основном — все свои. Европейцы как один шли в чайный дом. «Быть в Китае и не попить чая — это то же самое, что побывать в России и водки не выпить», — сказала Оля. Зашли. Сели. Выбрали. Удивил нас не чай, а то, что подавали к чаю. На блюдечке нам принесли перепелиные яйца в помятой скорлупе (кто-то даже их попробовал и остался жив), солёные жёлтые треугольнички, похожие на сыр, которые все откусили и положили обратно на тарелку, ну и ещё «сладости» — желеобразные бледные кружочки, похожие на зефир, но по вкусу напоминающие крахмал. «Ээхх, шоколадных конфет бы», — вздохнул кто-то.
Второй день конгресса был разбит на пленарную сессию и экскурсии. Нас ждали два автобуса, один из которых направлялся на суперсовременную телевизионную студию, а маршрут второго был обозначен как «Новые медиа». Мы решили, что телевизионных студий мы видели уже достаточно, поэтому сели во второй автобус. Уже потом, рассматривая красочные фотографии коллег, мы поняли, что китайские телевизионные студии гораздо круче, чем их же «новые медиа». Нас просто привели в комнату, где на стенах висели большие плазменные телевизоры. Рассказали про интернет-ТВ, удивились вопросу о прямом эфире и о возможностях интерактива.
Увидеть панду и улететь
День перед вечерним вылётом был свободен. И я отправилась в шанхайский зоопарк за своей мечтой — увидеть панду. Где ещё, как не в Китае? Иду по дорожке, сердце стучит. Вот уже совсем скоро! Издалека уже вижу чёрно-белую спину и круглые чёрные уши. Она (или он?), какая смешная! В 10 утра как раз была кормёжка, поэтому медведь восседал на столе, тщательно отламывал веточки бамбука, собирал их в пучок и потом все вместе отправлял в рот. С чувством, с толком, с расстановкой. Зрелище, скажу я вам, которое растопило бы сердце любого! Ну, а китайский путь к моему сердцу однозначно лежит через всенародную заботу о пандах.


Шанхай входит в сотню самых красивых городов мира. Численность населения Шанхая достигает цифры 25 млн человек.
 

65
Нравится
Не нравится
Комментарии к статье (0)