Журнал, который вы пишeте сами

Эта статья опубликована в «Артеке» №45, июль 2014

Подробнее о номере

Образование вне политики

Екатерина Белозайцева 18 0

Абитуриентка, столкнувшись с новым для себя явлением — прекращением сотрудничества с русскими студентами, — ищет ответ на вопрос, как связаны политика и получение образования.

«Либерецкий технический университет прекращает все мероприятия по своим учебным программам с Россией и больше не будет «привлекать» русских студентов», — таков общий смысл официального обращения ректора Зденека Куса, появившегося на сайте университета сразу после крымских событий. Внизу скромно приписано, что, конечно, русских студентов университет принимать будет.

Это заявление наделало в своё время шуму как в чешских, так и в русских СМИ. Я же о нём узнала случайно, от знакомого студента. Естественно, не поверила. Вечером из любопытства залезла на официальный сайт университета. Шок! Вот оно — заявление. Конечно, очень демократичное. Формулировка вроде бы ясна. Сразу оговорюсь, в обращении не было ни слова о том, что университет перестанет принимать граждан России. Но общий тон намекал на это. Ну, или мне так показалось. Мне и ещё двум десяткам моих знакомых.
Первой реакцией была растерянность. Как же возможно такое в стране, которую я считала демократической? Почему представители системы образования, науки вообще делают вот такие официальные заявления? Чем я хуже граждан Казахстана, Белоруссии, Украины?
Уверена, моя реакция была бы другой, услышь я такие слова от чиновника из Министерства образования, от политика или из уст господина президента: это их забота — политика, их работа, что тут поделаешь... Но никак не от ректора, профессора, человека науки.

Рождённая в России

Я родилась в России, в начале 90-х. И, несмотря на то, что мои родители, бабушки и дедушки выросли в Советском Союзе, в моей голове укрепилась одна истина: «Наука, образование, искусство не могут и не должны зависеть от политики». Конечно, после знакомства с российской системой образования у меня насчёт этого возникли некоторые сомнения. Но, как бы то ни было, со мной в одном классе учились ребята из Армении, Азербайджана и Грузии. И никогда я не слышала, что каких-то школьников не будут «привлекать» из-за того, что они граждане другого государства.
Да, мне можно возразить, мол, ситуация сегодня другая. Но почему тогда во многих странах мира абсолютно нормально относятся к студентам из Ирана, Ирака, Китая, Израиля? Разве эти страны никогда не конфликтовали? Вопросов много. Но на данный момент меня волновал всего один. Столкнусь ли я с дискриминацией на вступительных экзаменах, ведь заявление на поступление в университет я уже подала.

Мотивация зашкаливает

Я знаю, что дискриминация — очень сильное слово, но другими словами выразить свои чувства я не смогла бы. Чем конкретно я хуже гражданина любой другой страны, почему я недостойна того, чтобы меня «привлекали»? Всё из-за внешней политики государства, в котором я родилась? А то, что я могу иметь другое мнение, отличное от этой нынешней политики официальной России, никто не подумал? И вообще, почему кого-то должны волновать мои политические взгляды, разве у нас не свободомыслие? Не подумал этот кто-то и о том, что меня воспитала одна мама, которая постоянно работала и делала всё, чтобы у меня были новые книги, музыкальная школа, репетитор по математике и две недели на море каждое лето. Кстати, на языковые курсы и проживание в Чехии я заработала сама. Я шла к этому два года и моя мотивация учиться зашкаливает. Никого не волнует, что моя бабушка по маминой линии родом из Восточной Польши, дедушка же и вовсе родился в Киеве. И всё, что происходит с Украиной, я чувствую очень остро и принимаю близко к сердцу. Но по паспорту я — гражданка России. Получи, распишись.

Что в комментариях?

Недоумение и обида сменились злостью. Такой уж я человек, всегда жутко злюсь, когда меня обижают или притесняют. А знакомые чехи абсолютно всерьёз советовали мне написать письмо на имя ректора и спросить, возьмут ли меня, русскую, учиться, или можно даже не пробовать. И поначалу мне это показалось неплохой идеей. Но потом пришло осознание того, что это полный бред.
Честно сказать, я восприняла это заявление как личное оскорбление. Для меня это сродни законам, запрещавшим женщинам получать высшее образование и препятствовавшим поступлению негров в университеты.
Очень страшно было кликнуть мышкой и открыть комментарии к статье. Но меня приятно удивило отсутствие злобных выкриков. Может, хорошая модерация? Кто-то писал, что такие заявления могут навредить репутации университета, кто-то — что такие заявления и сообразные санкции — не прерогатива ректора. Некоторые считали, что такие высказывания только подливают масла в огонь и ведут к эскалации конфликта, и они попросту преждевременны, ведь непонятно, как будет развиваться ситуация.
На следующий день я наткнулась на интервью с ректором университета им. Масарика в Брно Николаем Беком. В нём он говорил, что их сотрудничество с русскими студентами и учёными из-за сложившейся ситуации никак не изменится.

Сравнивая с чехословаками

Я не хочу спекулировать на теме коммунизма в Чехии и событий 1968 года. Но разве чехословацкие студенты, которые, кстати, всегда были социально и политически активны, не испытали на себе всю тяжесть того политического строя? В Чехии, как ни в одной другой стране, могли бы уже понять, что политика и образование никак не должны соприкасаться. Учёные, люди науки всегда должны держаться вместе. А ограничение академических контактов может привести к подавлению активного обмена идеями и уменьшению общения и свободного передвижения студентов и учёных.

Возвращаясь к комментариям

В Либерецком университете учится чуть меньше 100 русских студентов. И кто-то написал, что хотел бы услышать их мнение насчёт всего происходящего, знать, «какие же мысли у них в головах», на что одна чешка рассказала о себе. Она написала, что в 1969 году получила стипендию на учёбу во Франции, и никто из французов не спрашивал, что же за «мысли у неё в голове». И целый год, тяжёлый год для чешской истории, она провела среди французских студентов. И это оказало на неё огромное влияние.

Возвращаясь к моему поступлению в Либерецкий университет

Когда я пришла на экзамен, со мной даже отказались говорить, потому что, по заключению комиссии, представленная мною работа не соответствует заявленному профилю. Но моя национальность здесь, конечно же, ни при чём.

18
Нравится
Не нравится
Комментарии к статье (0)